Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
12:59 

Ичимару-тайчо и педагогический процесс

Мидо Бан
Бью морды. Дорого.
На этот раз Ичимару-тайчо все же перегнул палку.
Кира всегда с пониманием относился к особенностям характера любимого капитана, и ему было не привыкать в одиночку проводить построения и писать отчеты, собирать разбросанные по дому вещи и хурмовые косточки, снимать тайчо среди ночи с крыши и отправлять спать… Все это было привычно и в чем-то даже приятно – он чувствовал себя нужным.
Но вчера вечером Гин раскопал где-то книгу по складыванию оригами, и со всей страстностью своей натуры предался этому занятию. Кира слишком поздно заметил, что предался тайчо ему непосредственно с квартальным отчетом на ста сорока шести страницах, который Изуру закончил писать буквально час назад, и сейчас лежал пластом на диване в кабинете с чувством выполненного долга.
Когда Изуру заметил, от отчета оставалось страниц двадцать, не больше.
Что-то удалось развернуть и более-менее удачно расправить. Большую часть пришлось переписывать заново. Он справился, и в 9 утра отчет лежал на столе у со-тайчо, а сам Кира – с головной болью у себя в комнате и обдумывал простую мысль – так жить нельзя. Так можно только на Вабиске повеситься.
Ичимару-тайчо он в этот день не сказал ни слова. В смысле – вообще ни слова, даже установленного уставом приветствия. Молча и деревянно сидел у себя за столом, составляя какую-то смету, и делал вид, что капитана рядом нет. Покружившись вокруг с попыткой расшевелить фукутайчо, Гин пожал плечами и отправился гулять на речку.
Прогулка почему-то совсем не принесла удовольствия. Может быть, сегодня было слишком жарко или мухи особенно назойливы… Или же ему все-таки так не хватает привычных шагов лейтенанта за спиной? Его тихих ответов на внезапные каверзные вопросы и серьезных вопросов на совсем несерьезные темы?
Гин обиженно посмотрел на небо, на речку, на камыши, где пыталась укрыться какая-то парочка. Было скучно, грустно и как-то неправильно.
Он направился домой и был встречен молчанием настолько плотным, что его можно было накромсать Шинсо на кусочки и подать на ужин. Сам ужин, к слову, уже ждал капитана на столе, как и отчет о проделанной сегодня работе. А вот лейтенанта – не было. Чуть ли не впервые за время службы тот положил кисть на стол ровно в семь вечера – время окончания рабочего дня офицеров – и отбыл в неизвестном направлении.
Ужин показался Гину совершенно безвкусным, и даже попытка выйти ночью на крышу не принесла радости – ночь выдалась туманная, звезд не было видно и он только замерз и слегка промок.
Следующие три дня прошли в бесплодных попытках Гина разбить вставшее между ним и Изуру молчание. Но у капитана не было шансов – любое его обращение по делам службы получало в ответ докладную записку, а по неслужебным делам – игнорировалось.
Обед, чистая одежда, отчеты и построения появлялись исключительно в свой срок, и почему-то только делали ситуацию еще более невыносимой.
На четвертый день Ичимару-тайчо не выдержал.

Утром Изуру проснулся с чувством, что сегодня что-то произойдет. Любой, кто проводил бок о бок с Ичимару-тайчо пару лет, неизбежно вырабатывал в себе это чувство наряду с инстинктом самосохранения – либо уходил из отряда.
Прошедшие несколько дней дались Изуру нелегко – приходилось прилагать все усилия, чтобы не обернуться на голос капитана, не вскочить при появлении, не улыбнуться в ответ на шутку. Но давать слабину было нельзя, иначе весь педагогический процесс пойдет прахом. Вздохнув, Изуру умылся, уложил челку и придал лицу привычное непроницаемое выражение. И – услышал со двора неясные крики.
Подбежав к окну, фукутайчо выглянул наружу и изумленно распахнул глаза – личный состав тренировался, и проводил тренировку лично капитан. Похоже, Ичимару-тайчо уже успел встать, построить отряд и сейчас занял их полезным делом.
Покачав головой, Кира отправился к себе в кабинет, где был шокирован вторично – на столе его ждал готовый отчет, полностью написанный бисерным почерком капитана, чашка горячего чаю и коробочка зефира. И, конечно, тарелка с хурмой.
- Изуууру? – капитан, как всегда, неслышно возник за спиной, и в голосе его было столько просительной надежды, что Кира не выдержал.
- На речку? – улыбнулся он, обернувшись.
- И до вечера! – скомандовал капитан.

Впрочем, от участи стать самолетиками следующий отчет это все же не спасло.

@темы: Ичимару Гин, Кира Изуру, Фанфикшн

Комментарии
2017-04-03 в 13:38 

Fuchoin Kazuki
То, что у тебя паранойя, еще не значит, что ОНИ за тобой не следят
:vo: Класс!!!))))))))))) И даже иллюстрации:

изображение

изображение

изображение

На самом деле, Кире приходится Гинчика строить хотя бы по части правильного питания.))))

2017-04-03 в 13:41 

Мидо Бан
Бью морды. Дорого.
И по многим другим частям тоже приходится))))) Что и будем по мере сил раскрывать))))))

2017-04-03 в 14:30 

Himura_K
Прислушайтесь к голосу разума... Слышите? Слышите, какую хрень он несет?(с)
Класс!!!)))))))))))

Да! И картинка как раз в тему)) действительно, для чего еще отчет нужен, так он намного красивее))))

Что и будем по мере сил раскрывать))))))

Ура!

2017-04-03 в 17:13 

Мидо Бан
Бью морды. Дорого.
Himura_K, надо написать, какой воспитательный метод применит Изуру в следующий раз))))))))

2017-04-18 в 14:19 

Fuchoin Kazuki
То, что у тебя паранойя, еще не значит, что ОНИ за тобой не следят
Что и будем по мере сил раскрывать))))))

Да!)))

для чего еще отчет нужен, так он намного красивее))))

И полезнее - сам до деда долетит)))))

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Fuyu no hanabi

главная